Биография
Новости
В театре
В кино
Книги
Аудио и видео
Интервью
Статьи
Фотографии
Гостевая
English / Intervew
Авторы
  К списку интервью

Газета "Метро", № 11 (25)
28 марта 1998 года

"Весь день провела на ипподроме. Проиграла все деньги…"

Алла Демидова подозревала, что азартна, но не было повода это проверить

Алла Демидова

Алла Демидова

Недавно я беседовала с Аллой Демидовой. Чтобы уточнить какую-то дату, она открыла свой дневник за 1975 год. Среди прочего я услышала изумившие меня фразы: «Весь день провела на ипподроме. Проиграла все деньги…». И мне захотелось поговорить с Аллой Сергеевной о природе азарта.

Долгоиграющие проигрыватели

- Алла Сергеевна, вы азартный человек?

- Я всегда подозревала, что азартна, но не было повода это проверить. Как-то во времена ранней Таганки не помню с кем, но явно с профессионалами, завсегдатаями ипподрома, после репетиции мы пошли на бега. Там провели целый день, и я проиграла все, даже то, что заняла. И остановиться не могла. Хотя на следующее утро мне совсем не хотелось туда идти. Потом несколько раз в Довилле и Виши, в те времена, когда мы знали о рулетке только из Достоевского, я попадала в знаменитые игорные дома и ставила там небольшие деньги. И каждый раз неудачно. Значит, поняла я, - когда пытаюсь вмешаться в игру случая, то всегда проигрываю (это, кстати, не только в игре). И если на гастролях все садились за карты, я тоже садилась и тоже всегда проигрывала. Но сам процесс мне очень нравился.

- На Таганке, я знаю, вообще народ азартный. Любимов с удовольствием вспоминает, что Николай Эрдман, нередко бывавший на ипподроме, называл себя «долгоиграющим проигрывателем».

- Может быть, с Эрдманом мы тогда и пошли на бега.

- Принято считать, что актеры азартны по природе профессии…

- Нет, не думаю. Актерский азарт другой. Когда начинаешь, допустим, поворачивать какую-то классическую роль непривычной для восприятия стороной, то появляется азарт: примут или не примут, выиграешь ты на этом или нет.

- Высоцкий был азартным человеком?

- Более азартным, нежели игроком. Это ведь разные понятия: игрок всегда знает, на чем сегодня можно выиграть. Высоцкий был азартен во всем. Но у него еще было желание первенствовать. Если в компании появлялась красивая девушка, то чтобы привлечь к себе внимание, он начинал петь.

Однажды в Париже

- Марина Влади вспоминает, как впервые попав в казино, Высоцкий за ночь проиграл все деньги, приготовленные для их путешествия по Европе. Я знаю, что вам в Париже однажды повезло.

- В Париже у меня был приятель Анатоль Засс. Он играл всю жизнь. С ним мы пошли на бега в Булонский лес. Поскольку у него была своя лошадь, мы сидели на маленькой трибуне для избранных. А рядом с ней – маленький ипподром, куда выводят лошадей перед заездом. Сначала я делала ставки так же, как мой приятель, пожилой господин. И мы проигрывали. Тогда я ему говорю: «Боби (он Анатоль, но мы его звали так), это из-за меня, я всегда проигрываю». В один из перерывов к нам подошел пожилой человек с помятым, изношенным, но чуть аристократическим лицом. Они поговорили о бегах, потом я услышала, что этот Вова заработал много денег, продав куда-то партию кофе. Когда он ушел, я спросила о нем Боби. «Ну, Алла, вам грех не знать. Это сын Кшесинской, великий князь Владимир Романов». Потом мы поставили на ту лошадь, которую посоветовал Вова, и все вместе проиграли. Осталось два заезда, и я сказала: «Попробуем отделиться». И пошла к маленькому ипподрому рассматривать лошадей и их хозяев. Смотрю, стоит Бельмондо – хозяин лошади, идущей в забег. В серой тройке, сером цилиндре, одна рука в брюки. Как в кино. Я подумала: «О, эти актерские замашки…» и вычеркнула его лошадь.

Потом пошли лошади, и я стала рассматривать их как абитуриентов, поступающих в театральный институт. Вижу, идет одна взмыленная, гарцующая, словно сейчас она побежит и выиграет. Я думаю: «Нет. Эти внешние эффекты мне тоже не нравятся». Некоторые лошади были только красивы. Потом какая-то мне понравилась. Вроде бы незаметная, но в ней была такая затаенная сила. Она шла, «повернув глаза зрачками в душу», ей было все равно, как на нее смотрят. Я ее отметила. Когда мы встретились с Боби, он сказал: «Ну, Алла, эта лошадь – не фаворит, она не из престижной конюшни, она не придет». Но она пришла… И от того, что на нее никто не ставил, я выиграла очень много денег. И покрыла все наши проигрыши – и мои, и Боби…

После этого Боби познакомил меня со своим приятелем, который примерно с 30-х годов издавал специльную газету о лошадях, жокеях и забегах. Как-то все вместе мы поехали на бега в Довилль: Боби, этот Лева Бендерски и я (хотя им было за 70, их звали Боби, Лева и т.д. Это все – дети первой волны эмиграции). В тот день на ипподроме устроили аукцион беговых лошадей. Народу было много, и я долго не понимала, как все происходит: никто не поднимал руку, не кричал, сколько платит. Все было тихо, а лошади тем не менее продавались. В какой-то момент я подняла руку к волосам, меня Боби одернул: «Алла! Ты сейчас купишь лошадь!». Я говорю: «Каким образом?!» - «А ты разве не замечаешь эти мелкие движения рук?» …Они поднимали руки не выше головы и чуть-чуть шевелили пальцами. Например, поднял два пальца – значит, дает на две тысячи больше. Все происходило как во сне. Хотя были поставлены очень большие деньги, гораздо больше, чем на тех трибунах, где народ, где кричат и свистят. …И на этом аукционе я поняла, что есть другой азарт, с другими средствами выявления, и он мне ближе. Ведь когда бежала та лошадь, на которой я выиграла, я смотрела и на себя, и на нее со стороны. Я не включалась, мне было как будто все равно. Мне потом сказали, что такая тихая пассивность – свойство очень азартных людей. С тех пор каждый раз, когда я приезжала в Париж, мои друзья возили меня на бега. И всегда в самый последний момент подсказывали лошадь, как бы давая заработать. Ведь у меня никогда не было денег – у нас у всех не было денег.

Азарт – мотор авантюры

- Вы так увлеченно рассказываете о бегах, а соприкоснуться с лошадьми поближе, быть, например, жокеем Вам никогда не хотелось?

- Нет. Жокеи очень небольшого роста, а лошадей я боюсь. В детстве жила у бабушки под Владимиром. Потом с фронта пришел мой дядя, у которого всю жизнь была лошадь. Помню, он на этой лошади работал, но иногда они вдвоем просто куда-то уходили. Один раз он меня посадил на нее, и я очень испугалась. Было так высоко и так неестественно сидеть на живом… Этот детский испуг у меня остался до сих пор.

- А на корриде Вам бывать не случалось?

- Нет. Будучи в Испании посмотрела корриду по ТВ. Все время переключала и поняла, что никогда туда не пойду. Это уже не азарт, это убийство, и я не могу при этом присутствовать.

- Алла Сергеевна, азарт и авантюра – близкие понятия?

- В любой авантюре азарт – мотор.

- Вы авантюристка?

- Я не сценарист своей жизни, сама ничего не придумываю, но если складываются обстоятельства, с удовольствием ныряю в какую-то авантюру. Собственно, у меня так жизнь и строилась. Авантюрой было идти в университет вместо того, чтобы добиваться театрального училища, и авантюрой же было потом, после университета, поступать в училище, и создавать свой театр, и работать с Теодором Терзополусом на чужом языке… И то, что я сейчас постоянно езжу играть для нерусскоязычных зрителей, - авантюра. Но это – по необходимости. Хотя все, что необходимо и обязательно, мне претит. Становится скучно жить, возникает вечный вопрос «А заче-е-ем?», на который нет ответа… Мне нравится азартное состояние на грани провала. Помните у Вознесенского: «Провала хочу, провала…». Азарт в том, чтобы его не допустить. В желании неведомого, в стремлении куда-то прорваться и быть победителем.

- Когда Вы теперь приезжаете в Париж, Вас не тянет на бега?

- Нет, потому что Боби умер, Лева Бендерский очень старый. А я не игрок.

- Но что-то сейчас в Вас вызывает азарт?

- Знаете, я помню детское ощущение азарта, когда мы у бабушки лазали в чужие сады, хотя был свой. И эта любовь делать то, что не принято, у меня осталась. Недавно я посмотрела польский фильм про одну актрису, которая вышла замуж, уехала за границу и сделала там карьеру. И вот она приезжает в гости в Польшу, собираются друзья, родственники. А потом выясняется, что у кого-то что-то пропало, и оказывается, взяла эта женщина. Ей не нужно, она богаче всех, но она плачет и говорит, что взяла не из-за денег, ей нужен был азарт, потому что она перестала быть актрисой. Ей хотелось испытать этот страх… Среди актеров вообще много такого. Азарт, обман, внутренний подхлест – без этого скучно жить…

Беседу вела
Алла Шендерова


  Предыдущее интервьюСледующее интервью  


  К списку интервью


  



Биография| Новости| В театре| В кино
Книги| Аудио и видео| Интервью| Статьи и ...
Портреты| Гостевая| Авторы
Интересные ссылки
© 2004-2017 Copyright  Администратор сайта