Биография
Новости
В театре
В кино
Книги
Аудио и видео
Интервью
Статьи
Портреты
Гостевая
English / Intervew
Авторы
  К списку интервью

Журнал "Юность", 1968 г., № 8
«Дебюты»

Алла Демидова:

«Почему я хочу сыграть Гамлета»

Алла Демидова

Фото Г. Тер-Ованесова

Алла Демидова, актриса Театра драмы и комедии на Таганке, дебютирует в этом году (1968 - ред.) сразу в шести фильмах: «Щит и меч», «Шестое июля», «Дневные звезды», «Стюардесса», «Мысли и сердце», «Служили два товарища». Сейчас она снимается еще в нескольких картинах.

- Алла, это довольно редкий случай - столько ролей за год. Что это - удача или просто стечение обстоятельств?

- Честно говоря, не задумывалась. Если предлагают такую роль, в которой есть хотя бы зерно, намек на увлекательный характер, - тут не до рассуждений, начинаешь придумывать про свою новую героиню, появляется что-то вроде азарта, и надо работать!.. А в общем, конечно, это удача, когда есть интересная работа.


Мы разговариваем с Демидовой в гримерной «Мосфильма», и разговор наш несколько необычен: то Алла отвечает мне с закрытыми глазами - это когда гример «обрабатывает глаза»; то я вижу лишь ее затылок и летающую по волосам гребенку.

Алла не похожа на актрису (в традиционном и почему-то довольно распространенном понимании актерской манеры поведения). С первого взгляда Демидова могла бы показаться инженером, врачом, архитектором. Сама Алла полушутя говорит, что это, вероятно, отпечаток ее университетского образования: до театрального училища Демидова окончила экономический факультет МГУ. Там же, в студенческом спектакле «Такая любовь», Алла впервые выступила на сцене.

- Принято считать работы этого года вашими кинодебютами. Но вы снимались и раньше - насколько я знаю, в картинах «Комэск» и «Что такое теория относительности».

- Ну, это была просто разведка. Я вообще относилась к кино подозрительно. Больше всего отпугивала система кинопроб: роль даже не оговорена, а ты стараешься доказать, что можешь ее сыграть. В театре готовишься к роли задолго до премьеры. Вот, например, я работала над ролью Гамлета…

- Простите… какой ролью?

- Гамлета. Это действительно звучит странно. Но имеет отношение к разговору о кинопробах. В свое время я собиралась репетировать Гамлета с Охлопковым. И вот телеграмма из Ленинграда, из группы «Гамлет». Естественно, я решила, что меня будут пробовать на Гамлета. Бросила все, полетела в Ленинград. Оказалось, вызывали на Офелию. И пришлось играть не свою роль, изображать рядом с талантливым Смоктуновским нечто совершенно мне несвойственное… После таких происшествий я каждый раз зарекалась: больше на пробы не пойду. У меня есть театр, любимые роли, зачем мне кино?.. А может быть, это как в басне про лису и виноград: убеждала себя, что зелен, а просто было не достать? А если серьезно, то, мне кажется, в подборе актера надо исходить не из проб, а из индивидуальности, больше доверять. Тем более, когда актер неопытен.

- Но, Алла, в своей первой удачной кинопробе вы, почти неизвестная кинематографу актриса, все же выдержали конкурс, и, говорят, многотрудный?

- Я и не тешу себя мыслью, что пришла и сразу покорила режиссера. Но режиссером был И. Таланкин, хорошо чувствующий актера, и он понимал, что значит для актера доверие. А если знаешь, что в тебя верят, - это очень помогает.

- А потом? Трудно вам давались ваши первые большие роли в кино?

- Принципиальной разницы тут нет: при работе над ролью в театре и в кино действуют одни законы. Но есть истины, которые, в общем, стары и всем известны, а всерьез понимаешь их, когда сталкиваешься вплотную. Теперь я знаю твердо: роль «идет» по-настоящему лишь тогда, когда постараешься найти какие-то неожиданные точки соприкосновения с образом. Найти что-то от своей героини в себе самой. В своей биографии. В мыслях.

- Даже если приходится играть человека иного времени, другого поколения?

- Конечно. Ведь при всем том, что биографии разных поколений не схожи, есть всегда и что-то общее. Что одинаково волнует во все времен.

- Что же именно? Скажем, в роли Гамлета?

- Ну, Гамлет как раз актуален всегда. Ведь Гамлет (может быть, это моя сугубо личная трактовка) - это прежде всего талант. Человек, которому дано видеть больше, чем другим. А кому много дано, с того много и спросится. Разве это не имеет отношения к извечной проблеме о месте художника в жизни, об особой ответственности таланта за все, что его окружает? О невозможности играть в прятки с временем?.. Вот почему Гамлет не может бездействовать, хотя знает, что это приведет его к гибели. И он решает: быть, - вступает в бой…

- Этим вам близок Гамлет. Но если вы играете персонаж, условно говоря, отрицательный? Врага?

- Здесь приходится действовать от противного: спорить со своей героиней. Но опять-таки не абстрактно, а от своего лица. Заинтересованно! И обязательно на равных… Короче говоря, я за то, чтобы в разной форме, но всегда идти в работе от себя, от своей индивидуальности, от своей позиции.

- По-видимому, то, что вы сказали сейчас, имеет прямое отношение к эсерке Спиридоновой в фильме «Шестое июля»?

- Имеет, естественно. Чем искреннее, убежденнее Спиридонова, чем меньше она похожа на трафаретного врага, чем больше в ней каких-то даже симпатичных, человеческих черточек, тем трагичнее будет обреченность ее дела. Может быть, следовало поискать в этом характере еще большей глубины. Но, увы, в кино роли неповторимы.

- Алла, скажите честно: каждую ли из сыгранных ролей, где, на ваш взгляд, что-то недоделано, вы хотели бы повторить?

- Видите ли… если тут моя вина, конечно. Но иногда обманываешься в выборе роли, переоцениваешь драматургический материал. Возможно, мне не следовало сниматься в каких-то картинах…

- Например? Если не секрет?

- Ну, скажем, в «Щите и мече». Наверно, это не моя роль.

- Скажите, Алла: а как сейчас, когда за плечами ряд удачных работ, обстоит дело с вашей подозрительностью к кинематографу? Она рассеялась?

- И да и нет. Скорее, теперь я в состоянии разобраться во всех плюсах и минусах. Я говорю только о работе актера, судить об остальном пока не имею права. Мне кажется, что хороший современный театральный актер не может плохо сыграть в кино: за ним школа, традиции. А хороший киноактер (или, скажем, так: актер, успешно снявшийся в кино) не обязательно будет иметь успех в театре. Киноактера подкрепляет весь арсенал кинотехники, искусство режиссера, оператора, монтажера. В театре ты один на один со зрителем. Кто кого! А если говорить о положительной стороне, в кино я поняла, как важна для актера естественность.

- Но, несмотря на все «против», вы продолжаете сниматься, и снимаетесь много?

- Это какая-то болезнь самоутверждения. Хочется доказать (самой себе), что если что-то удается в кино, то в этом немножко и моя собственная заслуга. Заслуга актрисы, воспитанной театром. (Может быть, это и не так? Не знаю.) У кино есть еще один минус: часто актер, даже очень хороший, из роли в роль играет одно и то же или самого себя. Такой уж у него установился обязательный типаж… Хочется разрушить это представление, которое не идет не от мнимой специфики кино, а просто от дурной традиции. Вот, например, я сыграла главную роль в «Дневных звездах». Роль была мне очень близка и интересна чисто творчески. Надо было сыграть не просто человека, Машу или Екатерину Петровну, а Поэта, показать процесс рождения поэтических образов, найти точную грань между бытовым решением характера и возвышенной, философской стилистикой фильма. Работу мою похвалили, и я сразу получила ряд предложений, перекликающихся с этой ролью. Но ведь такую роль я уже сыграла!.. А вот роль стюардессы в одноименном фильме по рассказу Ю. Нагибина другая: там героиня мягкая, лиричная, несколько инфантильная… В роли Жени - «Мысли и сердце» - увлек выразительный монолог героини… Почему, кстати, кино чурается монологов? Откуда у него этот комплекс неполноценности, именуемый «кинематографичностью и некинематографичностью»? Тут, по-моему, наши авторы и режиссеры неоправданно робки… Роль комиссара в фильме «Служили два товарища» совсем небольшая, но я предпочла ее другим: там сложный характер, есть что играть. В экранизации «Живого трупа» вместе с режиссером В.Венгеровым мы пытаемся показать Лизу несколько иначе, чем играли ее до сих пор… Собственно, в том, что я говорю, нет ничего нового; для театра такие поиски разностороннего проявления актера обычны.

- Так все же, Алла, кино или театр?

Гример между тем завершил свои манипуляции и собирал расчески, позвякивая ими, как в парикмахерской. Впервые Алла повернулась ко мне анфас, но я увидел уже Юлию из фильма «Чайковский»…

- Я ведь всегда считала и буду считать себя театральной актрисой. Поэтому я поступала не во ВГИК, а в Театральное училище имени Щукина. Люблю я и свой Театр на Таганке. Сейчас с удовольствием репетирую Эльвиру в мольеровском «Тартюфе». Но, если говорить совсем откровенно, жаль, что такая большая, настоящая роль, как, скажем, в «Дневных звездах», сыграна в кино, а не в театре. Но я жду, надеюсь. А может быть… это будет Гамлет?..

Интервью вел
Дмитрий Федоровский


 Следующее интервью  


  К списку интервью


  



Биография| Новости| В театре| В кино
Книги| Аудио и видео| Интервью| Статьи и ...
Портреты| Гостевая| Авторы
Интересные ссылки
© 2004-2014 Copyright  Администратор сайта