Биография
Новости
В театре
В кино
Книги
Аудио и видео
Интервью
Статьи
Фотографии
Гостевая
English / Articles
Авторы
  К списку статей

Газета "Московские новости",
№ 22, 2-9 июня 1996 г.

Плохой – хороший человек

Алла Демидова

Алла Демидова

Посмотрела я недавно прелестный спектакль в Театре им. Станиславского – "Хлестаков" – режиссера Мирзоева с неожиданным решением главной роли в исполнении Максима Суханова. Хлестаков предстает перед нами в разных ипостасях – от лагерного "урки" до некрофила… Впрочем, и спектакль, и эта роль требуют отдельного разбора. Я сейчас вспомнила об этом, потому что в конце спектакля мой не очень глупый приятель меня спросил: "Интересно, Суханов в жизни такой же? Я бы побоялся с ним встретиться в темном переулке"…

Я часто слышу слово "самовыявление". Но если мы беремся утверждать, что почти в каждой роли актер ищет себя в предлагаемых обстоятельствах (а особенно это относится к кино, где любая фальшь видна), как же обстоит дело с отрицательными персонажами? Что, специально отыскивают злодеев, чтобы сыграть Смердякова?

Играть отрицательные роли – занятие неблагодарное. Это повелось с давних пор. В средневековые времена актер, изображавший в церковной мистерии первосвященника, получал вдвое-втрое больше, чем тот, кто играл дьявола или Иуду. Сейчас подобное происходит, когда дело касается уже не материального, но морального вознаграждения актерского труда.

Помню, как на одной из встреч после "Шестого июля" меня с многозначительным подтекстом спрашивали: "А что, вы и Фанни Каплан согласились бы играть?"

Впрочем, истории театра известны и более драматичные случаи. В 1909 году в Чикаго одни офицер, присутствовавший на спектакле "Отелло", был настолько возмущен гнусностью Яго, что, не раздумывая, выхватил пистолет и застрелил актера, игравшего эту роль.

Отрицательные роли не только неблагодарнее положительных, они еще и труднее. Я могу говорить об этом с полной уверенностью, поскольку играла и те, и другие. Положительная сторона в человеке всегда ближе, всегда находит отклик у зрителя. Скажем, замечательный актер Петр Алейников вряд ли смог бы убедить зрителя, что перед ним враг – аудитория все равно была бы на его стороне. Вообще всех актеров можно разделить на два основных типа: к первому относятся те, кто играет маску, один и тот же образ, ко второму – те, кто каждый раз перевоплощается в новый образ. Я вовсе не хочу отдавать предпочтение какому-либо из этих типов. Допустим, Чаплин: его маска из фильма в фильм постоянна, но это гениальная маска. Перевоплощение всегда рискованнее. Тот же Алейников, прекрасно нашедший себя в образах современных мальчишек, не знал неудач. А у Смоктуновского, при всей огромности амплитуды его таланта, есть неудавшиеся, проходные роли в кино, например.

Естественно, что любая роль оказывает на актера какое-то влияние, внутренне меняет его на какое-то время.

…Впрочем, у Аверченко есть прекрасный рассказ на эту тему "Жена-актриса". Муж не мог понять, какой же у его жены характер: то она манерна, то естественна, то ребячливо-весела, то замкнуто-мрачна и т.д. И вот однажды, придя раньше обычного домой, он еще с лестницы слышит крик жены – она площадными словами распекает прачку, и муж подумал, что вот оно, истинное лицо его супруги. Но вечером на премьере он увидел ее в роли кухарки.

В детстве, когда характер не определен, можно с полной верой в предлагаемые обстоятельства играть в различные игры, легко переключаясь. С возрастом эта грань стирается. У Карамзина я как-то прочитала, что мы рождаемся с темпераментом, но без характера, от нашего темперамента зависит способность воспринимать впечатления, а впечатления формируют характер.

В своей профессии актер вынужден отказываться от своего характера и сохранять это свойство ребенка. Он должен, как в детстве, быть готовым к переходу от одной игры к другой. Если я точно не поверю, что это я убил старуху-процентщицу – Раскольникова не будет, будет плохая схема, пересказ поступков. И зрители тоже на какое-то время должны стать на сторону Раскольникова, пойти за ним, пожалеть его и последовательно прийти к его жизненному крушению.

Помните у Пушкина: "Описывать слабости, заблуждения и страсти человеческие не есть безнравственность, так как анатомия не есть убийство".

Алла Демидова
рубрика "Мастер-класс"


  К списку статей


  



Биография| Новости| В театре| В кино
Книги| Аудио и видео| Интервью| Статьи и ...
Портреты| Гостевая| Авторы
Интересные ссылки
© 2004-2017 Copyright